Почему цена Ethereum может опуститься после 8 февраля?

Приближается 8 февраля – день запуска фьючерсов на Ethereum (ETH) на Чикагской товарной бирже CME. Многие уверены, что это подбросит цену к новым историческим максимумам.

Еще в конце прошлого года CME Group, крупнейшая в мире биржа производных финансовых инструментов, объявила о планах по  запуску фьючерсных контрактов на Ethereum для институциональных трейдеров. Это произойдет уже совсем скоро, 8 февраля.

Многие аналитики заявляют, что это событие способно подбросить курс ETH к новым историческим максимумам. Подобные ожидания подогревают рынок и уже заранее оказывают поддержку цене.

Однако следует помнить, что включение ETH в листинг CME само по себе не может оказать никакого мгновенного влияния на цену валюты. Более того, ее курс  может даже упасть. На то есть несколько причин.

Новая метла…

Во-первых, CME пока так и не получила официального разрешения на запуск фьючерсов на Ether. Шансы на то, что это случится именно в день, обозначенный руководством биржи, крайне низки.

Следует учитывать, с 20 января к власти в США пришла новая команда Джо Байдена. Внутренние рокировки и перестановки могут затянуть процедуру выдачи разрешения.

Более того, нельзя исключать и вероятности того, что такое разрешение не будет выдано вовсе. Как опасаются участники рынка, бывшая глава Федрезерва Джанет Йеллен на посту министра финансов США может проводить жесткую ограничительную политику в отношении рынка криптовалют.

Среди прочих новых назначений, сменился и руководитель Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC).  Хит Тарберт, занимавший дружественную позицию в отношении криптовалют и ETH в частности,  уже покинул этот пост. Новым главой Комиссии, как ожидается, станет Крис Браммер. Не исключено, что в попытке дистанцироваться от прежней политики Трампа, новые власти решат пересмотреть и свое отношение к ETH.

Это является одной из возможных причин, способных вызвать коррекцию валюты.

Смена алгоритма – смена статуса ETH?

Кроме того, регуляторная сага затянулась задолго до прихода к власти новой команды Байдена. Напомним, что еще в мае 2019 года CFTC заявляла о своей готовности выдать разрешение на запуск ETH-фьючерсов. После этого Комиссия еще пару раз напоминала об этих своих намерениях.

В октябре 2019 года глава CFTC Тарберт сообщил, что Ether является товарным активом и подпадает под юрисдикцию CFTC.

Ранее, в 2018 году, Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) также заявляла, что не считает ETH ценной бумагой. Впрочем, тогда это не вызвало особого интереса со стороны рыночных игроков. Это было вполне объяснимо, поскольку на тот момент приток институциональных инвесторов в криптопространство был крайне скудным. Кроме того, сам рынок Ethereum был значительно меньше рынка биткоина.

Однако в ноябре 2019 года Тарберт признал, что переход на алгоритм майнинга Proof-of-stake (PoS) может повлиять на регуляторный статус Ethereum. Задействование механизма стейкинга потенциально способно отправить актив под действие законодательства о ценных бумагах. Таким образом, статус альткоина может оказаться под вопросом после того, как 1 декабря 2020 года состоялся официальный запуск сети Ethereum 2.0 и переход на алгоритм PoS.

Если ETH перейдет под юрисдикцию SEC, ему предстоит столкнуться с новыми регуляторными вопросами. Неопределенность в отношении правового статуса валюты может затормозить и принятие решения по фьючерсам.

Интерес к биткоину выше

И, наконец, даже выдача разрешения CME не сможет обусловить немедленный рост цен. Все это ожидание скорее напоминает историю с аналогичным предвкушением и запуском торгов биткоин-фьючерсами на бирже Bakkt.

Тогда все тоже ожидали взлета цен на биткоин, однако по факту получили низкие торговые объемы по сравнению с другими платформами. Следует учитывать, что фьючерсы на ETH уже были запущены ранее на других платформах, включая регулируемые, хотя и в других юрисдикциях. Соответственно, спрос рынка на этот торговый инструмент, возможно, уже удовлетворен.

Безусловно, CME способна перекинуть важный мостик между крипторынком и институциональными инвесторами из США. Однако надо признать, что сейчас институционалов гораздо больше интересует биткоин. Согласно данным CoinShares, порядка 97% таких инвестиций по-прежнему направлены на биткоин.

Вспомним также запуск биткоин-фьючерсов на CME в декабре 2017 года. На старте торговые обороты были крайне низкими. CME уступала другим биржам по целому ряду торговых индикаторов. Лишь в 2020 году ей удалось вырваться на лидерские позиции.

Между тем в разработке блокчейна Ethereum в ближайшее время не ожидается никаких прорывных изменений. Пока мы можем лишь наблюдать недовольство ряда участников экосистемы необоснованно высокими комиссиями за транзакции в сети.

Что важнее всего для ETH

Таким образом, ажиотаж вокруг темы фьючерсов на ETH является довольно безосновательным. В итоге это может вызвать лишь коррекцию цены. Тем временем на самом же деле рост Ethereum будет зависеть в первую очередь от дальнейших успехов блокчейн-разработчиков и развития экосистемы ETH в целом.

В этой связи нельзя не упомянуть индустрию децентрализованных финансов, которая продолжает оставаться мощным драйвером для блокчейна Ethereum. Впрочем, и здесь есть свои подводные камни. Как отмечают некоторые, продолжающийся рекордный рост показателя заблокированных в DeFi-протоколах активов может быть связан с текущим ралли цен на BTC и ETH. Ценовая динамика двух главных криптовалют обуславливает повышение стоимости заблокированных активов в долларовом выражении.

Важным аспектом для дальнейшего развития экосистемы ETH станет решение вопроса новой модели комиссий. Это поможет повысить прибыльность и привлекательность DeFi-платформ для пользователей  создаст условия для стабильного роста ETH.